ГРИГОРИЙ АЙВАЗЯН. УДИНЫ, АЛБАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ И АРЦАХСКИЙ ВОПРОС

УДИНЫ. КРАТКАЯ СПРАВКА

Удины – самоназвание «уди».

Удины компактно проживают в северной части современной Азербайджанской республики (на левобережье реки Кура) – в селе Нидж  Куткашенского (ныне – Габалинского) района и в районном центре Варташен (ныне – Огуз), а также в Грузии, в селе Зинобиани (бывшее Октомбери) Кварельского  района (это переселенцы из Варташена, откуда часть удин-диофизитов бежала в Грузию в 1922 г.). Удины дисперсно проживают также в России, Армении, Казахстане и т.д. Их общая численность – около 10.000 человек. Антропонимика удин (имена, фамилии, отчества), последователей Армянской Апостольской Церкви (далее – ААЦ), до недавнего времени была преимущественно идентична армянской. Удинский язык относится к лезгинской группе нахско-дагестанской семьи северокавказских языков. Он имеет два диалекта – ниджский и варташенский (варташенско-октомберийский). Степень их расхождения не препятствует взаимопониманию.

В 1990-х гг. экспедицией АН Грузии во главе с кавказо­ве­дом Зазой Алексидзе в монастыре Св. Екатерины на Синайском полуострове был обнаружен грузинско-албанский палимпсест. После его дешифровки европейскими лингвистами на основе удинского языка (2008 г.) в исторической науке окончательно утвердилось мнение, что с античного времени и до развитого средневековья удины могут считаться народом-доминантом (вначале – племенем) Албанского царства со столицами в городах Кабала и Шаки.

Анализ разноязычных античных и сред­не­ве­ковых источников показывает, что процесс удинской этнокон­со­ли­дации в сре­де разноплеменного лезгиноязычного метаэтноса албанцев раннего средневековья завершил­ся в западной половине левобережья Куры примерно в IХ веке, в эпоху ослабления Арабского халифата. Эта часть левобережной Албании в указанный период (к IX-X векам) стала называться также «Страной удийцев» (как у историка Иованнэса Драсханакертци), а этноним «уди» стал самоназ­ва­нием (эндоэтнонимом) этнокон­со­ли­дированных албанцев-хрис­тиан левобережья Куры. Несомненно, удинский народ следует признать прямым наследником культуры лезгиноязычных племён Собст­вен­но Албании (на левобережье Куры), которых, согласно античному географу Страбону, было 26.

Для удинского народа, который всегда был братским армянам, христианская религия стала этническим маркером. Христианство в Кавказской Албании было официально принято при албанском царе Вачагане I Храбром, основателем Аршакидской династии еще многоплеменной страны на левом берегу Куры со столицей в Кабале (Капалаке), который был крещен в Армении Григором Просветителем в 315 г. Он также получил от Григора первого епископа своей страны Фому /Θωμά/. Тогда же образовалась Албанская церковь, которая находилась в каноническом единстве с Армянской Апостольской Церковью и в некоторой зависимости от неё: ААЦ имела статус «первой среди равных» по отношению к Албанской церкви (а до начала VII века – и к Иверской церкви). Подобно ААЦ, Албанская церковь не признала IV Вселенский Халкедонский собор, исповедуя дохалкедонское (апостольское) христианство. Первые епископы Албании восседали в столице царства Кабале, а после 462 г. уже католикосы Албании обосновались в городе Чор (Дербент), который был первым центром созданного Сасанидами марзпанства (наместничества) Албания — Аран. В VI веке резиденция католикосов, которые с 552 года носили титул «католикос Албании, Лифинии и Чора», была перенесена из Чора в новую столицу марзпанства город Партав. Он находился уже на этнически армянском правобережье Куры (после IХ века резиденциями становились также правобережные монастыри в Бердакуре, Хамши, Чареке  и Гандзаке). Правобережные армянские провинции Утик и Арцах, называемые ещё Восточными краями Армении, были включены Сасанидами в состав Албанского марзпанства после 428 года, когда шаханшах Ирана Баhрам V Гур упразднил царство армянских Аршакидов и создал марзпанство Армения, присоединив его окраинные провинции к соседним марзпанствам. После вхождения армянских епархий Утика и Арцаха под юрисдикцию Албанской церкви в качестве официальных языков богослужения и письменного общения в ней применялись албанский и армянский языки. Но албанская письменность, созданная армянским архимандритом Месропом Маштоцем и албанским иереем Бениамином в начале V века (после создания армянского алфавита и параллельно с созданием грузинского письма), через несколько веков перестал употребляться, и единственным письменным-литературным языком для всего христианского населения бывшего Албанского марзпанства, т.е. и для этноконсолидированных на левобережье Куры удин, остался армянский.

Предстоятели Албанской церкви рукополагались армянскими католикосами, которые с VII века носили титул патриарха. В конце ХIV в. албанские католикосы обосновались в монастыре Гандзасар в центральном Арцахе – Хачене, и Албанский католикосат стал называться также и Гандзасарским. В XV в. возник и более 100 лет функционировал также антипрестольный католикосат в левобережном (т.е., вероятно, удинском) Чалете (с конца XVII до XIX века функционировал и другой антипрестольный католикосат на севере Хачена, в монастыре Ерицманканц – Трёх отроков). Гандзасарский католикосат продолжал по традиции носить название «Албанский», но он никак не имел этнического содержания и был чистым анахронизмом. Сам католикосат фактически функционировал в качестве восточной епархии Армянской церкви, подобно тому, как функционировали католикосаты Ахтамара и Киликии. Несмотря на неразрывную культурную и языковую связь между северной и южной частями Албанского марзпанства и церковных епархий, перемещение этнически собственно албанского-удинского населения в правобережные этнически армянские районы было минимальным. В середине XVIII века десятки тысяч удин на левобережье Куры (около 50 сёл) были насильно обращены в мусульманство и навек потеряли своё национальное лицо.

Албанский католикосат с центром на правом берегу Куры фор­мально просуществовал до декабря 1815 г., когда армянский католикос Ефрем Дзорагехци с согласия российских властей преобразовал его в Алуанское-Гандзасарское митрополитство ААЦ (Эчмиадзинского престола), с целью увеличения политического веса Армянской церкви на фоне противоборства Российской империи и Персии за господство в регионе Южного Кавказа. 11 Марта 1836 г. император Николай I подписал особое «Положение об армяно-григорианской церкви», по которому вместо Алуанского митрополитства были образованы две епархии ААЦ – Карабахская (на правом берегу Куры) и Шемахинская (на левобережье).

Значительная часть верующих удин вплоть до последнего времени (1988-1990 гг.) была прихожанами именно ААЦ. Как в начале XX века, так и сразу после армяно-азербайджанского конфликта в Азербайджанской ССР в конце века начался массовый исход оттуда сотен тысяч армян, но также и коренного удинского населения. И это было наглядным примером в действии хвалёной «толерантности» и «мультикультурализма» Азербайджана. Если в XVIII веке этнических удин на своей исторической Родине могло быть около 100.000 человек в более чем 50 селениях, то в начале XX в., незадолго до резни 1918-1920 гг., удин оставалось около 10.000 человек, а к 1926 году их уже было всего 2.445. Если в конце 1980-х годов число удин в Азербайджане было 6.120 чел., то по данным официальной статистики 1990-х гг., оно резко сократилось до 3.800 человек. В городе Варташен численность удин упала с 3.000 человек в 1988-ом до 74 в 2009 году.

В условиях Карабахского конфликта деятельность ААЦ в Азербайджане невозможна, и те немногие удины-последователи ААЦ, которые еще остались там (в основном, в селе Нидж), в вопросе религии оказались фактически в «вакууме». При этом руководство страны беззастенчиво использует удин в пропагандистской войне против Армении и Арцаха, представляя их в глазах мировой общественности в качестве единственного «хозяина» историко-культурного наследия как собственно Албании, так и Восточных краев Армении – Утика и Арцаха, а также якобы в качестве «жертвы армянских интриг». Запущен и процесс учреждения так называемой «Удинской церкви», который, в свою очередь, стал прологом к восстановлению «Албанской церкви Азербайджана». Азербайджанское руководство полагает, что как полноправный «правопреемник» Албанской церкви, проект «Удинская церковь» вправе заявить о своих претензиях на всё имущество последней: это не только церковное имущество, книги и храмы в Арцахе и Утике, но также «Иерусалимское наследство» и даже памятники в Западной Армении (к примеру, церковь Св. Креста на острове Ахтамар в современной Турции). При этом удин заставляют нещадно стереть надписи на стенах своих церквей, которые естественно были написаны на армянском языке. Так, братский армянам удинский народ в XXI в. стал заложником сложившейся для него тревожной исторической ситуации.

«Удинская церковь» рассматривается как важный инструмент антиармянской пропаганды и фальсификации истории региона. Курирование этого стратегически важного дела было, в свое время, поручено бывшему главе администрации президента Азербайджана академику Рамизу Мехтиеву, депутату Милли-меджлиса и директору Института истории Ягубу Махмудову, членкору АН Фариде Мамедовой, государственному советнику по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии Камалу Абдуллаеву, руководителю Бакинского международного центра мультикультурализма Азаду Мамедову, председателю Госкомитета по работе с религиозными образованиями Мубаризу Гурбанлы и др. К осуществлению данного проекта были привлечены некоторые активные деятели удинской общины республики, в том числе, председатель «Албано-удинской христианской общины Азербайджана» Роберт Мобиян (Мобили) и др., увидевшие в данном проекте надежду решить хотя бы часть острых задач, стоящих перед удинской общиной. Первым действенным шагом, предпринятым к «воссозданию Албанской церкви Азербайджана», была госрегистрация 10 апреля 2003 году Албано-удинской христианской общины, отделения которой действуют в Нидже и Огузе. Многие лидеры удин в Азербайджане и в диаспоре, в той или иной степени политически ангажированы, вовлечены в активную антиармянскую пропагандистскую кампанию. Они периодически участвуют в различных симпозиумах, проводящихся по инициативе и при финансировании руководства Азербайджана, вынужденно содействуя распространению дезинформации о древней истории и Карабахском конфликте, дискредитации армянского народа.

В среде удинской интеллигенции немало и тех, что глубоко озабочены будущим и подлинной безопасностью удин, всё ещё проживающих на своей исторической Родине. По горькому опыту начала и конца XX века они хорошо понимают, что удинам не по пути с руководством Азербайджана, для которого они всего лишь разменная монета, и как только они не будут нужны Азербайджану в контексте карабахского противостояния, то снова превратятся в беззащитную мишень. Для удин главной целью является самосохранение на оставшемся клочке их некогда обширной исторической Родины – в селе Нидж, для руководства же Азербайджана это – поглощение Арцаха и построение этнически монолитной тюркской и в религиозном плане мусульманской страны, где не может быть места ни армянам, ни удинам, ни другим христианским либо не христианским коренным народам этой страны.

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.