«Пусть поднимут за меня тост на всех уголках земли». Сегодня Норайру исполнилось бы 22 года

«Мой Норо погиб», – написала его проживающая в Нидерландах бабушка – г-жа Светлана.

Тот самый Норайр, который вчера еще был ребенком? Летом 2013 года то ли от морской воды, то ли от еды отравился, ослаб и побледнел. На нашей машине мы быстро повезли его в больницу Батуми. Местный армянский врач провел необходимые обследования, прописал лекарства. На следующий день Норайр был уже похож на себя, вернулся на пляж, лежа в тени, читал книгу.

Приехавшая отдыхать в Грузию с внуком и младшей дочерью – Симоной – бабушка твердила: «Вы спасли жизнь моему внуку».

«Мой Норо погиб» – читаю в тысячный раз и не хочу верить. 

Выходит, маленький Норо, которого я видела, настолько вырос, что отправился на военную службу и ценой своей жизни защитил нас.

Норайру Маиляну сегодня исполнилось бы 22 года. Он был единственным ребенком в семье. Погиб через два дня после исполнения ему 21 года, в Ишханадзоре.

«В 2019 году мы специально вернулись из Москвы, чтобы Норайр отслужил в армии. 8 июля того же года его призвали в армию. Норайр говорил: "Как такое может быть, чтобы я не пошел, не отслужил?" Как бы мы ни старались удержать его от этого шага, мы не смогли. Конечно, я хорошо осознавала, что ждет нашу страну, но именно произошедшее представить себе не могла. Ты же не думаешь о худшем ... считаешь, что, наверное, обойдет тебя стороной», – рассказывает мать Норайра – Лилит Енгибарян.

Перед отъездом в Россию Норайр поступил на факультет туризма Российского-Армянского университета. Сначала он намеревался продолжить учебу в Москве, потом решил – отслужить в армии в Армении, а после продолжить учебу на Родине. Прослужив полгода в Арамавире, он был переведен в Сюник, в воинскую часть Хндзореска. С первой минуты начала войны он участвовал в боевых действиях – сначала в Джракане, Санасаре, потом в Гадруте, позже они вернулись через Аскеран. Последний закат Ишханадзора Норайр встретил 15 октября.

«Они тогда отступили с передовой, но удар нанес БПЛА. Он говорил нам, что они в безопасном месте, на третьей линии, на десятой. Говорил – мне нужно столько всего вам рассказать. Его отец – Ваган – в 90-х годах участвовал в первой Карабахской войне. Норо ему говорил: приеду и расскажу, что видел, меня, наверное, в этой жизни уже ничто не удивит, это не сравнить с тем, что видел ты тогда. Он говорил так спокойно. 14 октября Норайр позвонил бабушке, проживающей в Нидерландах, велел ей – позвони всем нашим знакомым, родственникам, скажи им поднять за меня тост во всех уголках мира», – вспоминает мать обрывки из коротких телефонных разговоров с сыном во время войны.

Лилит рассказывает, что сын очень любил воинскую службу, иногда перечитывает записи сына и его товарищей.

«Друзья писали: "Норо, ты обо всем забыл с этой службой". В какой-то момент он даже говорил о намерении после службы поступить в военный университет имени Вазгена Саргсяна министерства обороны РА. Ему очень нравилась эта военная жизнь. Был командиром боевой машины пехоты, младшим сержантом. Когда я называла его танкистом, он всегда усердно объяснял мне разницу между танком и БМП: "Мама, не танк, а БМП"», – погружается в воспоминания Лилит.

О том, что Норайр обрел бессмертие, его родителям в Москве сообщили 17 октября, когда родственники в Армении убедились – солдат, которого они опознали в Ехегнадзоре, именно Норо.

«У Норо было отличное чувство юмора, он безмерно любил спорт, хотел стать спортивным комментатором. Любил географию, хорошо владел русским языком. Его сослуживцы рассказывают: Норайр был очень дипломатичным, вопросы решал на словах, был спокойным, но в то же время лидером. Говорят – все его слушали и уважали. Знаете, может складываться впечатление, что обо всех обретших бессмертие ребятах рассказываем одно и то же. Но меня пугала зрелость Норо. Спрашивала себя: как можно быть таким мудрым в таком возрасте? Уже мы учились у него каким-то вещям. Когда ему было уже 19 лет, мы поняли, что нам нечего больше ему прививать.

Мы просили совета у него во многих вопросах, он очень здраво судил. Парни тоже рассказывают, что всякий раз Норо призывал их к спокойствию, советовал семь раз отмерить и один раз отрезать, взвесить все, действовать не на горячую голову, быть рассудительным», – отмечает мать.

Приехавшие в отпуск сослуживцы Норайра навестили семью своего боевого товарища.

«Я знаю, что они чаще ходят к Норо», – отмечает она.

Норайр Маилян покоится в Джрвеже, на семейном кладбище, рядом с дедом.

Автор Лала Тер-Казарян


 

Оригинал материала на армянском языке – по ссылке.

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.