Отважный воин и замечательный актёр Гурген Тонунц

Этого красивого человека с приятным голосом прекрасно знают все любители советского кино. Речь идёт о прославленном советском киноактёре, Заслуженном артисте Якутской АССР, Народном артисте Армянской ССР, Народный артисте Российской Федерации Гургене Тонунце. Но сегодня мне хочется поговорить не столько о его удачной кинокарьере, сколько о его боевом пути отважного воина-фронтовика. 
Гурген Оганесович Тонунц родился 2 сентября 1922 года в армянской семье в Тифлисе. Обладая твёрдым и решительным характером, с юных лет он стремился к подвигам и славе. В детстве Гурген мечтал быть моряком. Привлекала его также и профессия киноактёра. И судьба сложилась так, что ему довелось быть и моряком, и актёром. 
Мечта о море и дальних странствиях сразу после школы привела Тонунца в 1938 году в Мурманское высшее мореходное училище. Он много раз принимал участие в трудных северных экспедициях, участвовал в походе по спасению из ледяного плена парохода «Седов», побывал на острове Диксон, на Шпицбергене, на Земле Франца-Иосифа, на Колыме. 
Гурген учился в Мурманском мореходном училище, а также был на третьем курсе Мурманской театральной студии, когда в 1941 году началась Великая Отечественная война. Во время войны Тонунц участвовал в боях, совершал подвиги, был инициатором дерзких по своей смелости военных операций. Он был ранен и награждён многими боевыми наградами. Но всё по порядку. 
В первый же день войны экипаж небольшого ледохода «Дежнёв», на котором Гурген проходил службу, в полном составе подал рапорт с просьбой послать его на фронт. И вскоре приказом командующего Северным флотом, «Дежнёв» был оснащён вооружением и зачислен в число боевых кораблей как сторожевой катер СКР-19. Много славных боевых походов было на счету этого корабля, но особенно памятным «дежнёвцам» стал бой у порта Диксон. Это был один из важных опорных пунктов Северного морского пути. День 27 августа 1942 года вошёл в историю Великой Отечественной войны как одна из славных страниц борьбы североморцев с фашистскими захватчиками на северных просторах нашей страны. 
В соответствии с планом немецкого командования, мощный крейсер «Адмирал Шеер», вооружённый семьюдесятью орудиями разного калибра, должен был пробиться к Диксону, высадить десант и овладеть портом. Но на его пути встал сторожевой катер СКР-19, всё вооружение которого составили четыре 76,2 мм пушки, четыре 45 мм пушки и шесть 12,7 мм пулемётов. Сторожевик вступил в неравный бой с крейсером. 
Перед этим, 25 августа, немецкий крейсер потопил в бою советский ледокол «Александр Сибиряков», экипаж которого успел связаться со станцией на острове Диксон и предупредить об опасности. С 26 на 27 августа «Адмирал Шеер» атаковал Диксон. Находившийся на рейде порта Диксон сторожевой корабль СКР-19, а также береговая 152-мм батарея открыли ответный огонь. 
27 августа 1942 года состоялся ожесточённый бой. Так вот, в этом бою пулемётным расчётом командовал Гурген Тонунц. При поддержке береговой батареи катер приблизился к вражескому крейсеру и первым открыл огонь из носовых орудий. Очевидцы с советской стороны сообщили о нескольких попаданиях и вызванном ими пожаре на борту корабля противника. Ответными выстрелами «Адмирал Шеер» нанёс ряд увечий катеру, было получено несколько сквозных пробоин, часть моряков была убита, на корабле начался пожар. 
Вот, что вспоминал сам Тонунц. «Фашисты пытались высадить десант. Мы поставили дымовую завесу и дальше всё шло как на сцене. Завеса - занавес, наш пароходишко, вошедший в историю ВОВ как сторожевой катер СКР-19, выскакивал, стрелял и снова исчезал в дыму. Неожиданно нас поддержала береговая батарея, чьи 152-х миллиметровые орудия, уже подготовленные к отправке, незакрепленными стояли на причале. Командовал батареей лейтенант Корняков. Два точных попадания в носовую часть - и пожар на корме заставил фашистский крейсер выйти из боя. Вначале я стрелял из крупнокалиберного пулемёта. Потом увидел, что из орудийного расчета остались только двое, и стал помогать им. А когда ранило меня в ноги и спину, подносил снаряды уже ползком. Потом врачи удалили около 30 осколков, а всего - мелких тогда не считали - их во мне было до 200. 
Получив тяжёлые повреждения, потерявший управление, полузатопленный СКР-19 был вынужден поставить дымовую завесу и под её прикрытием двинуться к отмели в Самолётной бухте. Однако задача, стоявшая перед экипажем, была с честью выполнена. Фашистский крейсер был остановлен, операция по высадке вражеского десанта провалилась». 
За этот бой молодой моряк Гурген Тонунц получил свою первую награду. Длительное время после боя он пролежал в госпитале, но полностью восстановить здоровье так и не удалось. Раны были очень тяжелы и врачи признали его инвалидом II группы. Казалось бы, необходим хотя бы небольшой отдых, но Гурген Оганесович вновь подает рапорт с просьбой отправить его в действующую армию. 
«Выписался я из госпиталя, признали негодным к строевой службе, инвалидом II группы. Время было, сами понимаете, горячее. А на фронт не пускают. Всё же своего я добился. Был назначен в разведку в отдельный гвардейский мотоциклетный полк прорыва, которым командовал Герой Советского Союза полковник Пётр Белик. Наш полк, как правило, действовал на переднем крае и даже за ним. Так, в Бухаресте мы были на три дня раньше основных сил. Вот где - в разведке - пригодилось моё знание немецкого языка и регулярные занятия спортом. В довоенные годы я мечтал о лаврах Николая Королёва, выступал в соревнованиях по боксу в чемпионатах Москвы и профсоюзов». 
И. Г. Шрейдер, капитан 2-го ранга запаса, бывший рулевой ледохода «Дежнёв», так пишет в своих воспоминаниях о дальнейшей военной судьбе Тонунца. «Зима 1944 года. По льду ползком пробирается группа советских разведчиков, одетых в зелёные немецкие шинели. Потом все встают, отряхивают с одежды снег, строятся в колонны и бодро шагают по дороге. Вдруг в ночной тишине звучит грозный окрик: «Хальт!». От колонны отделяется человек, облачённый в форму офицера СС. Он идёт к часовому, что-то говорит ему по-немецки. Проходят секунды - и часовой обезоружен. Так на венгерской земле обнаруживается след «дежнёвца» Гургена Тонунца. Отличное знание немецкого языка, храбрость и находчивость определили его фронтовое призвание: «Тонунц стал разведчиком». 
Он участвует в освобождении Венгрии, Румынии, Болгарии. В болгарском городе Шумене гвардии лейтенант Гурген Тонунц становится первым советским военным комендантом. И, наконец, в 1945 году под Будапештом он был тяжело ранен в четвёртый раз и списан уже окончательно. 
О том, какой Гурген Оганесович был прекрасный человек и смелый воин мне несколько лет назад рассказал полковник в отставке, заместитель председателя Зеленоградского окружного Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов, член Президиума Московского Совета ветеранов Геннадий Романович Кузнецов (1925 - 2017). Он 16-летним юношей добровольно бежал на фронт. Так получилось, что он оказался в разведке в том самом подразделении, которым командовал Тонунц. Кузнецов с большой любовью и уважением рассказывал мне о своём командире. Ветеран войны, написал книгу автобиографических военных воспоминаний про храбрых разведчиков, которую назвал «Наземные истребители». В ней он тепло рассказывает и о Гургене Тонунце. 
Отдавая дань уважения героизму и храбрости Тонунца, жители городов Мурманска и Новоукраинки избирают его своим Почётным гражданином. За подвиги во время Великой Отечественной войны Гурген Тонунц был награждён 11 орденами и медалями. Среди них такие награды как медаль «За Отвагу» (1943), орден Отечественной войны II степени (1943), орден Красной Звезды (1945), орден Отечественной войны I степени (1985) и другие. 
После демобилизации гвардии лейтенанту надо было думать, как жить дальше. Страсть к кино напомнила о себе. В 1947 году Тонунц подал заявление на режиссёрский факультет ВГИКа и был принят в мастерскую одного из известных советских кинематографистов Льва Кулешова. Во ВГИК пришёл человек удивительного мужества, с сильным характером, с устоявшимися взглядами. Занятия по режиссуре в мастерской проводил Лев Кулешов, а по актёрскому мастерству Владимир Белокуров. Обучение Тонунц завершил в 1952 году. 
Немногие знают, что Гурген Тонунц начинал свою творческую деятельность в казахском городе Кустанай. На сцене Кустанайского драматического театра он сыграл немало ролей: Фердинанда в «Коварстве и любви», кардинала Монтанелли в «Оводе», Паншина в «Дворянском гнезде», Кнурова в «Бесприданнице», сэра Тоби в «Двенадцатой ночи», Жени Шеремета в «Домике на окраине», Полудина в «Персональном деле». Работа в Кустанайском драматическом театре в 1952 - 1956 годах завершила формирование Тонунца как профессионального актёра. 
В 1956 году Тонунц вернулся в Москву и стал работать на «Мосфильме» в качестве ассистента знаменитого режиссёра Александра Довженко в его работе над фильмом «Поэма о море». Но всё это было для него только предварительной пробой сил. С 1957 года он актёр Театра-студии киноактёра в Москве. 
Его незаурядный талант актёра раскрылся ярко и всесторонне в 1957 году в первой же роли, где он сыграл  мужественного революционера Камо в фильме «Лично известен». И к Тонунцу сразу же пришла всесоюзная известность. 
Первая роль в кино была словно подготовлена всей его жизнью. Он родился в Тбилиси на улице Камо. В детстве Гурген играл со своими сверстниками «в Камо», так же как русские мальчишки играли «в Чапаева». В дореволюционные годы его родители были близко знакомы с Камо по партийной работе. Они много рассказывали маленькому Гургену о Камо, о нём говорили и школьные учителя, знакомые, друзья. Это имя стало для него на всю жизнь героической легендой. 
Годы спустя Гурген Оганесович так вспоминал об этом. «Ещё в Кустанае узнаю, что режиссёры, ныне Народные артисты СССР Степан Кеворков и Эразм Карамян, собираются снимать фильм о Камо - профессиональном революционере Симоне Аршаковиче Тер-Петросяне, о котором я ещё в детстве был наслышан от своего отца, большевика с 1914 года. Сделал несколько фотографий и послал их на «Мосфильм». Жду. Нет ответа. 
Шёл 1956 год. Вскоре я смог вернуться в Москву. Устроился ассистентом режиссёра у Александра Довженко на фильм «Поэма о море». Случайно узнаю, что актёра на роль Камо ещё не нашли. Иду в киногруппу, а там удивляются: «Что? Эти ужасные полулюбительские фотографии ваши? Немедленно сниматься!». А дальше вы уже знаете».
От себя добавлю, что в 80-х годах мне довелось встретиться и поговорить с автором трилогии о Камо, известным кинорежиссёром, Народным артистом СССР Степаном Агабековичем Кеворковым (1903 - 1991). Помнится, я спросил его о том, что ведь внешне Тонунц не похож на Камо. Кеворков мне ответил, что поначалу, когда сестра Камо Джаваир увидела пробы, то резко запротестовала против того, чтобы Тонунц создавал на экране образ её брата. Но когда фильм «Лично известен» был готов, именно она после премьеры фильма одна из первых поздравила Гургена Тонунца с большим успехом и, плача от нахлынувших воспоминаний о брате, сказала: «Вы вылитый Камо!». Это говорило о том, что Тонунцу удалось создать очень близкий к реальному образ легендарного Камо. 
После первого фильма «Лично известен» (1957) последовал второй фильм о Камо - «Чрезвычайное поручение» (1965). Интерес у зрителей не угасал. В 1966 году фильм «Чрезвычайное поручение» был одним из лидеров советского проката. Этот фильм за год посмотрели 30,8 миллионов зрителей! А последним фильмом блистательной киноэпопеи стал «Последний подвиг Камо» (1973). Все три фильма имели грандиозный успех у зрителей. И во всех фильмах главную роль виртуозно исполнил актёр Гурген Тонунц. Трилогию о приключениях Камо сняла киностудия «Арменфильм». 
Между прочим, после выхода на экраны в 1973 году «Последнего подвига Камо», Тонунц, сроднившийся с образом Камо, заявил в интервью следующее. «Сейчас я заканчиваю сценарий фильма в четырёх частях, возможно, для Центрального телевидения. Он расскажет о боевой группе Камо в глубоком тылу деникинской армии. Мне удалось обнаружить архивные документы и воспоминания бойцов этой интернациональной группы. Их было 17, в том числе четыре девушки. Русский, грузин, армянин, украинец, латыш, мордвин… Все коммунисты, выпускники пулемётных курсов. В тревожное для молодой республики время, когда партия бросила клич «Все на борьбу с Деникиным», боевая группа действовала по заданию Ленина. На счету группы похищение секретных документов белогвардейцев, разгром Алексеевского полка, взрыв неприятельского штаба, доставка оружия и боеприпасов рабочим Северного Кавказа. Надеюсь поставить фильм самостоятельно, попробовать свои силы в режиссуре». 
К сожалению этот замысел Тонунца остался неосуществлённым. Но он смог воплотить в жизнь множество других замыслов и сняться во многих других прекрасных фильмах. Он, как никто другой, умел вжиться в создаваемый им образ. Всё, что он воплощал на экране было настолько талантливо и органично, что даже отрицательные роли, сыгранные им, становились незабываемы. Он удивительно точно играл людей самых разных национальностей. Естественно, что чаще всего исполнял роли армян. А ещё в некоторых фильмах он своим неподражаемым голосом озвучивал чужие роли. 
Вот перечень наиболее популярных фильмов с участием Гургена Тонунца. «Лавина с гор» (1958), «Насреддин в Ходженте, или Очарованный принц» (1959), «Рождённые жить» (1960), «Утро» (1960), «В начале века» (1961), «Цепная реакция» (1962), «До свидания, мальчики» (1964), «Армия «Трясогузки» (1964), «Чрезвычайное поручение» (1965), «Два года над пропастью» (1966), «Сказка о царе Салтане» (1966), «Дикий мёд» (1966), «Один шанс из тысячи» (1968), «Почтовый роман» (1969), «Повесть о чекисте» (1969), «Тройная проверка» (1969), «Опекун» (1970), «Мировой парень» (1971), «Последний гайдук» (1972), «За час до рассвета» (1973), «Концерт для двух скрипок» (1975), «Счёт человеческий» (1977), «Переезд» (1978), «Пока безумствует мечта» (1978), «Опасные друзья» (1979), «Каракумы, 45 в тени» (1982), «Я готов принять вызов» (1983), «ТАСС уполномочен заявить» (1984), «Тайна виллы «Грета» (1984), «Криминальный квартет» (1989), «Откровение Ивана Ефремова» (1990), «Бухта смерти» (1991). 
За великолепно сыгранные роли он был удостоен многих наград и призов на различных кинофестивалях. Он познал славу и любовь не только армянских, но и всех советских зрителей. Тонунц снялся в 68 фильмах. Он был удостоен званий Заслуженный артист Якутской АССР (1961), Народный артист Армянской ССР (1967), Народный артист Российской Федерации (1993) «За большие заслуги в области киноискусства». Как в шутку подчёркивали друзья «Имел всё - от А до Я». 
А 25 августа 1997 года, незадолго до смерти, Гурген Оганесович Тонунц к 75-летию был награждён орденом Дружбы «За заслуги перед государством, большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами, многолетнюю плодотворную деятельность в области культуры и искусства». Напомню, это помимо 11 боевых наград. 
Замечательный советский армянский актёр умер 21 сентября 1997 года в Москве. Похоронен он на Троекуровском кладбище столицы, участок № 2. И хоть Тонунц уже давно ушёл от нас, тем не менее не проходит и недели, чтоб на том или ином российском телеканале не показали фильм с участием Гургена Оганесовича. Их по прежнему с огромным удовольствием смотрят зрители. А значит доблестный фронтовик и прославленный актёр Гурген Тонунц с нами!
Александр Ерканян

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.