ПИСАТЕЛЬ ВИКТОР ГЕМАНОВ. СЛАВНЫЙ СОКОЛ КАРАБАХА (ПОЭМА О НЕЛЬСОНЕ СТЕПАНЯНЕ)

Виктор Степанович Геманов (род. 25.6.1932) — поэт, писатель, журналист, военный моряк, историк. Он издал более тридцати книг, в том числе, о знаменитом балтийском подводнике Александре Маринеско и его экипаже, «Историю Российского флота», «Витязи балтийских глубин». Действительный член Российской академии военно-исторических наук.

В.С. Геманов является лауреатом Всероссийской литературной премии имени Великого князя Александра Невского, лауреатом Национальной литературной премии «Щит и меч Отечества», победителем конкурса «Патриот земли Российской». Внесён в энциклопедии «Лучшие люди России» и «Кто есть Кто в России (Швейцария).

В 2016 году в Калининграде благодаря главному редактору региональной газеты армянской общины «Наири в Калининграде» Феликсу Геворкяну и спонсору Артуру Агабабяну была издана книга с поэмой Виктора Степановича о дважды Герое Советского Союза Нельсоне Степаняне.

Приводим внизу текст поэмы, состоящей из 9 частей.

От автора
Пролог
Детство и юность
Первое испытание
Путь к совершенству
Пришла война
В Балтийском небе
С фронта на фронт
Бессмертный подвиг
Эпилог

ОТ АВТОРА

В годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков на фронтах мужественно сражались представители братских народов Советского Союза: русские и украинцы, белорусы и армяне, грузины и казахи, узбеки и азербайджанцы, молдаване и татары, башкиры и якуты, люди многих других национальностей.
Неисчислимы их подвиги на полях сражений–на земле, в небесах и на море. Почти двенадцать тысяч верных сынов Отчизны стали Героями Советского Союза. А многие стали даже дважды Героями.

Во время моих выступлений перед школьниками и студентами, рабочими и служащими, воинами армии и флота меня нередко спрашивают о Героях, дважды отмеченных высшей наградой Родины. И тогда я обязательно вспоминаю о балтийских соколах–дважды Героях Советского Союза В.И.Ракове и В.Н.Челнокове, А.Ф.Мазуренко и Н.Г. Степаняне.

Меня как военного и прежде всего как флотского историка особенно заинтересовал воевавший на Балтийском и Черноморском флотах славный сын армянского народа морской лётчик подполковник Нельсон Георгиевич Степанян.

Именно о нём, замечательном человеке и храбром воине, совершившем в небе Балтики свой бессмертный подвиг, я и написал поэму «Славный сокол Карабаха».

Нынче, в преддверии семидесятилетия Великой Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками, я предлагаю мой труд на суд читателей.

Виктор Геманов

2016 г.

Славный сокол Карабаха

ПРОЛОГ

Есть на Земле зелёные долины,
Есть побережья ласковых морей,
Есть джунгли…
Только горные вершины
Бывают и милее, и родней.

Вознесены под облака селенья.
В них многие века уже живёт
Не знающий уныния и лени,
Обычно жизнерадостный народ.

Здесь горец, к испытаниям привычный
И любящий свою страну и дом,
Характером владеет необычным –
Воспитанным природой и трудом.

Не знает житель гор ни капли страха,
Ведь сердце бьётся у него сильней…
В краю суровом, в Горном Карабахе,
Немало сильных мужеством людей!

Страница 5 книги. Нагорный Карабах — историческая провинция Великой<br />
Армении–Арцахhttps://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/50840/pub_611a1208cdef433a85…" srcset="" width="865px" />

Страница 5 книги. Нагорный Карабах — историческая провинция Великой Армении–Арцах

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

Как автор, я теперь хочу поведать
Про жизнь и смерть героя моего –
О целях, достиженьях и победах,
И о злоключениях его.

Шуши – одно из горных поселений.
Здесь, в каменном домишке под горой,
Сто лет назад каким-то днём весенним
Родился Нельсон – будущий Герой.

Летели дни. Текли неспешно годы.
Мальчишка рос. О будущем мечтал.
И каждый день, в погоду ль, в непогоду
Одну и ту картину наблюдал:

Орлы! Орлы парят в небесной выси,
Раскинув мощно два своих крыла.
«Летать, как птица!» С давних пор по жизни
Мысль эта Степаняна повела.

И с малолетства Нельсон торопился:
Модели самолётов создавал,
Соперников в Москве, Баку, Тбилиси
Мальчишка неизменно побеждал.

Не раз бывал тайком на лётном поле,
Чтоб научиться в руки брать штурвал.
Руль высоты, подкрылки, элероны
До тонкостей, подробно изучал.

Так было! Он учился неустанно.
Он отдыха не знал в такие дни.
Он твёрдо знал, что поздно или рано
Нужны пилоты для большой войны.

В Батайской лётной школе было круче:
Полёты и полёты – не слова.
Ведь над Европой уж клубились тучи:
В Германии фашизм вступил в права!

Уже гремели над землёю грозы,
Уж бушевал военный дикий зной.
И ясно было: может быть, сегодня
Взорвётся небо над моей страной!..

ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

…Здесь, высоко, где летом воздух стынет,
Скользя порой над самым гребнем скал,
Пилот любил, когда его в кабине
Привычный гул баюкал и ласкал…

Трудился Нельсон до седьмого пота,
Так, как учили и отец, и мать.
У Нельсона весёлая работа –
Возить людей и грузы доставлять.

Всегда в полёте – хочет иль не хочет –
Обычно он волнуется слегка.
Мотор гудит, без умолку рокочет,
Сплошные прорезая облака.

Вот и сегодня рейс такой обычный.
В салоне, как всегда, полно людей.
И из кабины вниз обзор отличный:
Вот зелень пышная возделанных полей,

Вот рощица, вот ниточка дороги,
Вот мостик, что над пенистым ручьём,
И вот уже кончаются отроги
Гор.
А за ними уж аэродром.

А под крылом уже мелькают крыши:
Пилоту виден цвет оконных штор…
Вдруг…   городские звуки он услышал:
Чихнул и сразу замолчал мотор!

И, клюнув носом, самолёт помчался
К родной земле, чтоб превратиться в хлам.
А люди, ничего не замечая,
Меж тем спешили по своим делам…

Что делать? Как спасти людей и грузы?
Как в городе не погубить людей?
«Спланировать и приземлиться «юзом»,
Но сделать это нужно поскорей!»

Чтоб самолёт не завалился в штопор
И чтоб на город мирный не упал,
Пилот машины, обливаясь потом,
Из сил последних удержал штурвал.

Запрыгал самолёт по твёрдым кочкам,
Но не сдавался Нельсон Степанян:
Он, посадив машину на три точки,
Спас пассажиров, груз и горожан!

Я до сих пор ещё ищу ответа,
Когда бы кто о том меня спросил:
Какую же находчивость при этом
И мужество герой мой совершил?

Но у меня – ни капельки сомненья,
Что с этих давних, очень трудных дней
В стране моей рождалось поколенье
Уже готовых к подвигу людей!

ПУТЬ К СОВЕРШЕНСТВУ

Так к Нельсону пришла однажды слава
Признаньем мастерства его труда.
Он лётчиком-инструктором в Батайске
Назначен был.
И вот, прошли года.

Не нам дано, определяя сроки,
Судьбе своей придать уклон иной.
На курсы высшей лётной подготовки
Был послан Степанян перед войной.

Кем стать ему? Ведь опыт специфичен,
Приобрести который повезло:
На «ястребок» со скоростью приличной
Переучиться будет нелегко!

Штурмовиком же овладеть нетрудно,
Коль позволяет мирная пора.
И снова – напряжённейшие будни,
Учёба до отбоя от утра!

Он знал, что «Ил» – куда грознее танка:
Одет в броню, большая мощь огня…
И каждый день, поднявшись спозаранку,
Упорно Нельсон «объезжал коня».

И срок пришёл: стал «Ил» ему послушен –
В полёте Нельсон убедился сам.
С тех пор он вновь стал весело-радушным
И даже мудрым стал не по годам.

Его недаром искренне любили
И дружно признавали, наконец,
Из Степаняна нынче получился
Воздушный замечательный боец!

ПРИШЛА ВОЙНА

Едва куранты прозвучали
И диктор вымолвил: «Война!»,
Пилоты лётчиками стали.
Война! Война!! Война!!! Война…

По личной просьбе и по праву
Пилот, а нынче–военлёт,
Был Степанян на фронт отправлен.
Попал на Черноморский флот.

Полков разбомбленных останки
Держались из последних сил.
А немец пёр. Армадой танков
Фронт прорывая, он давил.

Бойцам была нужна подмога!
И беспрерывно флотский «Ил»
Упорно штурмовал дороги,
Пехоту с танками бомбил.

А под Одессой (было дело!)
В один из этих тяжких дней
Звено «Ильюшиных» сумело
Оставить немцев без коней:

Прошлись на бреющем над ними,
Упав из низких облаков,
И в страхе кони, взбеленившись,
Бросали наземь седоков.

Итог атаки молодецкой,
И это надо понимать,
Был просто сорван план немецкий–
Лихим ударом фронт прорвать.

С тех пор не раз сквозь вражьи трассы
Вёл Нельсон свой послушный «Ил».
Но бой–есть бой. И вот однажды
Его осколок зацепил…

Пилот в палате госпитальной.
Ну что об этом говорить?
Тянулась этих дней печальных
Тугая тягостная нить…

А подлечившись еле-еле,
Решил: ещё лежать нельзя:
Не может он лежать в постели,
Когда на смерть идут друзья!

Штурмовик Нельсона Степаняна «Мститель» под номером 25.

Штурмовик Нельсона Степаняна «Мститель» под номером 25.

В БАЛТИЙСКОМ НЕБЕ

Он пишет рапорт за рапортом,
Чтоб в бой за Родину свою.
И…  Нельсон на Балтийском флоте.
Он снова в боевом строю!

Вновь комзвена и вновь летает
Своих ведомых впереди.
Он – славный сокол. Каждый знает:
Звезда Героя на груди!

В бой устремляет он отныне
Одним движением руки
Свой «Мститель» – новую машину,
Что подарили земляки.

Сотрётся в памяти едва ли,
С каким отважным мастерством
Однажды «Илы» штурмовали
Фашистский тайный аэродром:

В лесу укрывшись, словно в прятках,
За рядом–ряд, за рядом–ряд
Стояли «Юнкерсов» десятки.
Тех, что бомбили Ленинград…

Зенитки злобно молотили.
Но не укрыл машины лес.
На них девятка грозных «Илов»
Стремглав обрушилась с небес.

В атаке Нельсон – весь вниманье.
В прицеле цель ему видна.
Какое сердца клокотанье!
Нерв – напряжённая струна!

Под грохот бомб, под пушек строчки–
Костры на взлётной полосе.
Прилип берёзовый листочек
На фонаре…
Вернулись все!

…Продолжив в жизнь Героя экскурс,
Отметив, что он совершил,
Я подчеркну: лихой комэска
Прекрасным педагогом был.

На высших курсах он полгода –
Комфлот такое приказал –

Воздушных будущих героев –
Воздушных асов обучал.

Не мог он быть в тылу так долго,
Когда Отечество в огне.
И снова по веленью долга
На фронте Нельсон.
По весне

Он вновь на Черноморском флоте:
Горящий Крым, Кубань-река…
Опять привычная «работа».
А Нельсон нынче – комполка!

С ФРОНТА НА ФРОНТ

Войны победной окончанье
Теперь всё ближе, всё видней.
…Полку обычное заданье –
Штурмовка вражьих кораблей.

В бессильной злобе, в злобной силе
Враги спешили до утра –
В портах свои войска грузили
И тонны ценного добра.

Феодосийский порт заполнен,
Как Севастополь и Судак:
В порту видны машин колонны,
На рейде–без числа суда…

Бегут фашисты. Торопливо
Спасают битые полки.
На них через стену разрывов
Идут в пике штурмовики.

Заполнен воздух рёвом, гулом,
Но Степанян неудержим:
Предельно собран. Так, что скулы
Свело усильем волевым.

Баржа десантная всё ближе,
И бомб стремителен полёт.
Взрыв! С криком ужаса фашисты,
Спасаясь, прыгают за борт…

Так каждый день: полёт, штурмовка,
И риск смертельный каждый час…
Пилотов мастерство, сноровка
В бою спасала много раз.

В Крыму фашистов нету больше,
А северней – бои кипят…
Полк Степаняна переброшен
Под Ладогу и Ленинград.

В жару и в холод – в небе «Илы»,
Лишь ветер под крылом свистит.
В жару и в холод немцы – в мыле,
Пытаясь жизнь свою спасти.

Но безуспешны их потуги,
Не избежать смертей и ран:
Ведь нынче в небесах «со други»
Армянский сокол Степанян!

БЕССМЕРТНЫЙ ПОДВИГ

Декабрь в Прибалтике обычен:
То снег, то дождик, то туман.
Но перед взлётом непривычно
Задумчив нынче Степанян.

Он много раз сверяет карту.
Он над приборами мудрит,
Хотя ему огромный опыт
Со всем упрямством говорит:

«На море враг суда не спрячет.
К победе твой проложен путь.
И твой удел – всегда удача.
Лишь осмотрительнее будь!»

…Либавский порт судами полон!
Заметил Нельсон на лету.
Полк «Илов» разделил на волны:
Цель первой – транспорты в порту.

К ним путь кратчайший, как по нитке.
Второй же… дрогнула рука:
Волну вторую – на зенитки –
Повёл сам Нельсон, комполка!

Пересекали «Илы» трассы
Десятков вражьих батарей.
Но разве остановишь асов?
И хоть зенитки били злей,

И дело шло уже к успеху,
И вроде достигалась цель…
Вдруг тридцать «Фокке-Вульфов» сверху!
И завязалась карусель…

Мелькая желтизною брюшек,
Фашисты приходили в раж:
Треск пулемётов, грохот пушек.
Вираж! Ещё один вираж…

Пришло остервененье боем.
Хоть мысль ясна и зорок взгляд.
Машин фашистских больше вдвое.
Уже не бой – кромешный ад!

Блеснув горящими крылами,
Один из «фоккеров» упал.

Но в фонаре плеснуло пламя,
И сразу отказал штурвал.

И как споткнулся мощный «Мститель».
Вдруг обессилела рука…
Погиб пилот-герой, любимец
Его ж гвардейского полка!..

На поле – скорбный строй. И вьюга
Не может смыть слезу с лица:
Горька печаль потери Друга,
И Командира, и Бойца…

Он воевал не за награды –
Армянского народа сын –
Геройский счёт: судов армада,
Десятки танков и машин,

И много тысяч оккупантов
Отправил он в последний путь…
Сегодня я не экскурсантом
Хочу на Нельсона взглянуть!

ЭПИЛОГ

Огромен перечень Героев.
Наш Степанян – средь тех имён:
За бой последний он второю
Звездой посмертно награждён.

Да, подвиг Нельсона прославлен.
О том история гласит:
Был прежде памятник в Либаве –
В Калининграде он стоит.

И есть такой же в Ереване,
В Шуши, где был рождён Герой.
Немало строк о Степаняне,
Статей и книжек целый рой;

Назвали улицы и школы
Бессмертным именем его.
Песнь о Герое льётся в поле
И над вершиной грозных гор.

«Герою – наше уваженье!» –
Слова не только лишь армян.
Слова любви, слова почтенья
Звучат, и в этом нет сомненья,
В устах народов многих стран!

В 2015 г. школе Храброво (под Калининградом) присвоили имя Нельсона Степаняна. На фото: открытие памятной доски

В 2015 г. школе Храброво (под Калининградом) присвоили имя Нельсона Степаняна. На фото: открытие памятной доски

Памятная доска

Памятная доска

У школы

У школы

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт russia-artsakh.ru обязательна.